Пресса по темам:

«„Антарктида“ в Театре „На Литейном“: живые люди в умирающей стране»
Пресса «Антарктида» Ульяны Гицаревой
01.10.2016 Автор: Александр Быстрых // Невские новости   

Драматический театр «На Литейном» (Литейный пр., д. 51) открыл сезон премьерным показом спектакля режиссера-постановщика Петра Чижова «Антарктида» по одноименной пьесе современного драматурга Ульяны Гицаревой.

 

К огромному удовольствию публики, попавшей на премьеру, «Антарктида» оказалась проектом, не имеющим ничего общего с так называемой новой драматургией. То есть, все четыре героя, не исключая якутскую лайку Мишку (ее сыграл Игорь Ключников) говорят на нормальном русском литературном, не употребляют наркотики, соблюдают правила личной гигиены и, более того, своими репликами и вполне адекватным поведением поддерживают более-менее связную и развивающуюся историю.

 

Что до нее (то есть, до истории), то здесь драматург Гицарева большого подарка режиссеру Чижову не сделала. Ноль романтической линии (все события развиваются на советской антарктической станции «Молодежная», ближайшая женщина находится этак за пару тысяч километров), не героические персонажи (начальник станции Петр Клюшников, полярники Левон и Александр плюс упоминавшаяся уже Мишка), сюжет в лучших традициях советской производственной драмы (самое начало 1990-х, красная империя с неисчерпаемыми финансовыми и техническими возможностями обращается во прах, полярники в один день из героев передовиц превращаются в никому не нужную обузу).

 

Тем не менее, Петр Чижов с честью вышел из этого испытания совдрамой периода проигравшего социализма и придумал сценическую историю легкую и жизнеутверждающую — вопреки всем вышеперечисленным железобетонностям. Главным методом «оживления» невероятно скучного и не богатого на эффектные драматургические ходы материала стала видеотрансляция — разворачивающееся на сцене действия сами участники по очереди снимают на видеокамеру. Ну, а зрители сразу смотрят и на живых актеров, и на «фильм», которые они не только разыгрывают, но и снимают.

 

Наверняка у этого приема есть какой-то соответствующий термин, потому что этот прием не нов даже для Петербурга. Достаточно вспомнить постановку «Кто боится Вирджинии Вульф?», осуществленную в 2015 венгерским режиссером Эникё Эсени в Театре им. В. Ф. Комиссаржевской. Там семейная драма с помощью видеокамеры проецируется на несколько больших стен, давая чуть не стократное увеличение эмоций и до придела повышая градус эмоционального противостояния. В «Антарктиде» никакого смертельного «баттла» между персонажами нет, поэтому видеотрек здесь выполняет чуть иную функцию — превращает простенькую, почти газетную, историю, в художественное явление. А именно, в настоящий большой фильм, с настоящими героями, настоящими испытаниями и даже с настоящими спецэффектами (ветродуй со снегом, комбинированная съемка с использованием макетов, дымы-затемнения).

 

Благодаря режиссерской «технической» подкованности и сообразительности «Антарктида» смогла аккуратно обогнуть все капканы публицистической банальности и даже как-то совсем уже волшебно дистанцироваться от общественной мерзости девяностых, которая у многих еще свежа в воспоминаниях. Никакой эмоциональной потерянности, ничего похожего на «чумазое», по Достоевскому, сознание. Просто люди. Просто испытание. Просто смерть. Кстати, даже она у Петра Чижова получилась достойной, киногеничной, многозначительной и многозначащей — точка человеческой жизни так долго удалялась от зрительского взгляда, что просто растаяла в этом белом безмолвии (реально, без банальностей о небанальном не скажешь).

 

Актерская игра Виталия Гудкова (Левон), Александра Кошкидько (о. Александр) оставила приятное впечатление удивительным отсутствием неудачных дублей и не сложившихся сцен — весь «фильм» (ну, то есть, спектакль) про жизнь, о которой уже пишут в учебниках по истории, они сыграли поразительно ровно и убедительно для своего отнюдь не предпенсионного возраста. В кино такая способность сделать нужное с первого дубля ценится очень высоко — особенно, когда сценаристы выдохлись еще на 57-й серии, нерв повествования больше похож на охранника в круглосуточном магазине, а зрители если чего и ждут, то — рекламную паузу, чтобы до холодильника или на балкон покурить. «Антарктиду» получается смотреть без острого чувства потерявшейся рекламной паузы — не в последнюю очередь, из-за полного отсутствия дидактичности: СССР не ставится в контрпозицию современности, режиссер лишь внятно намекает на многослойность и неоднозначность «той» жизни, которую вели почти что все советские люди. Спокойный, без производственных истеризмов и без наигранного героизма рисунок роли Вадима Бочанова — фактически, живое воплощение «строгого стиля», типичного для официального художественного оборота позднего СССР. И в этом, как нам кажется, концентрируется достоверность интонации, с которой рассказана короткая и, увы, не особенно кассовая история, имеющая подзаголовок «Хроника полярной станции».

 

Единственным «недостатком» новой работы Театра «На Литейном» можно признать разве что ее невероятную запоминаемость — вплоть до отдельных реплик и мизансцен. Поэтому пересматривать «Антарктиду», возвращаться к ней за новыми, с первого раза не рассмотренными или не расшифрованными, впечатлениями здесь не получится — у хорошего театрального «кино», показанного на большом экране, как оказалось на практике, имеются свои железные, не минуемые, законы восприятия.

 

 

Пресса по темам: