«Я красивых таких не видел»
Пресса «Любовь и смерть Зинаиды Райх» В. Семеновского
Автор: Аминова В.//Час Пик, №31. 3—8 августа 2005 г.   

В конце этого сезона в Театре «На Литейном» состоялась премьера спектакля «Любовь и смерть Зинаиды Райх», в котором Елена Немзер сыграла роль легендарной женщины, первой жены Есенина и последней Мейерхольда, актрисы Зинаиды Райх.

 

Когда смотришь черно-белые фильмы или старые пожелтевшие фотографии, то женские лица на них кажутся по-особенному красивыми и значительными. Точеные черты, очень большие и очень светлые глаза, глаза — «звезды», высокие лбы, и улыбки… не «голливудские», как у нынешних красавиц, демонстрирующие здоровые зубы и собственное благополучие, а улыбки «нараспашку», от всего легкого и игривого женского сердца. Такова Зинаида Райх, в исполнении Елены Немзер, она похожа сразу на всех прекрасных женщин той эпохи. Эта «Райх» не конкретная женщина, бывшая подлой или доброй, талантливой или бездарной, это миф о Женщине, та Муза, которая вдохновляла двух Художников. В ней есть все: то она покорная жена, невинно-лукаво приговаривающая: «Сереженька», «Севочка», то истеричная, неистовая примадонна, выживающая из театра более талантливую соперницу. Немзер беспощадна к своей героине, и водевильная истерика, которую «Райх» закатывает «Мейерхольду», вызывает отвращение и смех. Эта «Райх» как в интересную игру, с азартом и увлеченностью, бросается сначала в политику, потом в легкомысленный брак с Есениным, затем в театральные опыты Мейерхольда. Вопрос же, кого из своих великих мужей она любила, для героини Немзер не актуален, она — преданная Муза для обоих. И в финале, когда «суровая эпоха» обрывает гениальные «игры» своих Художников, «Райх»-Немзер затравленная, запуганная, лишившаяся театра и профессии, сходит с ума. Если в первой сцене спектакля, Немзер, представляя «Райх», рыдающую над гробом Есенина, пародийно голосила: «Солнце мое! Жизнь моя!», то в последней сцене сумасшествия она становится предельно естественной и незащищенной, ее «Райх» беседует с портретом вождя просто и доверительно. Но именно в этой немыслимо доверительной интонации и выражается сумасшествие героини Немзер. Игра оборачивается трагедией.