«Сенечками не удивишь и не напугаешь»
Пресса «Счастье моё» Александра Червинского
Автор: Павлюченко К. // Невское время. 2007. 15 ноября.   

На небольшой сценической площадке театра обустроено нечто, что условно можно назвать школа «в разрезе». В глубине стоит кадка с пальмой (явно из кабинета биологии), оттуда же белеющий в углу скелет, с колосников свешивается канат. На огромном шкафу валяются рулоны географических карт.

 

На авансцене — старых времен чуть наклоненная парта. У левого портала — черная доска, на которой написана тема — урока ли, спектакля ли: «Что есть счастье». Надпись эту сотрут недрогнувшей рукой, словно предвещая, что счастья у главных героев нет и не будет.

 

В нехитрой сценографической обстановке начнет развиваться столь же нехитрый сюжет спектакля Виктора Рыжакова. История о том, как в лютую метель повстречались курсант дипломатической школы Сенечка и Виктория, молоденькая старшая пионервожатая. По двум-трем ее фразам станет понятно, что она — дочь врага народа, сирота. Жизнь у нее нелегкая и одинокая. И потому она хочет, пока ослабленное войной (а дело происходит в 1947-м) здоровье позволяет, родить себе дочку. И актриса Полина Воронова, маленькая, светловолосая, не красавица, но из тех, мимо кого не пройти, — что-то цепляет, — играет эту активистку «от пионерии» такой смешной, по-советски наивной девчушкой, которая, однако, не свернет с выбранного пути. Идейная? Да, только идея ее прет напролом против устоев времени. В этом желании ее поддерживает и ей же противостоит Лидочка Ивановна, директриса школы (актриса Ирина Лебедева). В валенках и пуховом платке — она сурова как Родина-мать. Но при этом «обожает делать добро, в этом она просто беспощадна», отзывается о ней Вика. Суровая тетка для всех, родное сердце для бестолковой Виктории — актриса ловко манипулирует обеими чертами характера своей героини. Чего нельзя сказать об исполнителе главной мужской роли Алексее Телеше. Сенечка ведь не плоский персонаж. Вначале восторженный юноша, который верит в то, что вернется к Вике после ночи, проведенной вместе. Однако время, рассудок, обстоятельства в конце концов заставляют его сделать выбор в пользу карьеры. И он на самом деле мучается тем, что так в его жизни все нелепо сложилось. С Сенечкой Театра на Литейном все ясно с первого момента: не вернется, мучиться не будет. И разумеется, логичен вопрос: чего, собственно, явился в финале? Тем более что все равно убежит по своим дипломатическим делам. У каждого из героев свое понятие о счастье. И о совести.

 

Пьеса Александра Червинского «Счастье мое» в 1980-е годы была чрезвычайно популярной. Оно понятно: сквозь остроумные, смелые, полные афоризмов диалоги вроде «Мужчины сначала жалуются, потом храпят, потом — исчезают» драматург рассуждал о смене поколений и эпох. О том, что на смену «идейным», как Лидочка Ивановна и Виктория, или вообще человекам XIX века вроде бессловесного (замечательно, гомерически смешно сыгранного Вадимом Бочановым), интеллигентного персонажа, учителя Оскара Борисовича, приходят такие вот трезвомыслящие Сенечки.В наше время, когда Сенечками не удивишь и не напугаешь, что вздыхать по уходящей натуре? А если, откинуть сантименты, получается спектакль на тему о том, как трудно быть матерью-одиночкой.