«Прогулка. Remote»
Пресса «Я озвучиваю мультик» О. Никифорова
23.04.2018 Автор: Елена Строгалева//ПТЖ-блог   

 

Как Бродский в поэме «От окраины к центру» ведет читателя по закоулкам своей памяти, вбирая в текст пейзажи, звуки, географию дорогих его сердцу питерских мест, как камера Учителя в фильме «Прогулка» под шум и пыль ремонта на Дворцовой, громыхания трамваев, криков цыган на Невском растворяет зрителя в летней толпе праздношатающегося шумного Питера, так авторы спектакля «Я озвучиваю мультик», режиссер Александра Ловянникова и драматург Ольга Никифорова, выводят маленьких (и больших) зрителей на прогулку по центру Петербурга, заново (для кого-то впервые) открывая город Петра с того ракурса, с которого горожане, привычно погруженные в величие места, где им повезло (угораздило) родиться, не привыкли смотреть на него.
Авторы спектакля принесли в петербургский детский театр (здесь бы подошли слова «консервативный и задыхающийся», не существуй в городе театров Karlsson House, KUKFO, режиссера Яны Туминой) не только распространенный способ коммуникации со зрителем (интерактив здесь сделан тонко и ненавязчиво), но и совершенно новый тип истории. Здесь маленький и большой зритель не просто наблюдает за путешествием мальчика Пети, который живет со своей прекрасной семьей в старинном особняке на набережной Невы, нет, здесь ты, зритель, идешь рядом с Петей, может, даже взявшись за руку, как друг, может, просто рядом, все время запинаясь и оглядываясь, заново узнавая эти места. Нарратив истории максимально растворен в прихотливом маршруте, который выстраивает детское сознание, с остановками, спотыканиями, в разглядывании, прислушивании и вслушивании в местность, ее обитателей, в шумы и звуки города.
История проста: мальчик Петя вышел погулять. Вот он дошел до набережной, послушал, как зазывают туристов на теплоходы, вот он свернул на Дворцовую, потом на Невский, потом дошел до пышечной, где работает его мама, поел пышек, пошел домой, зашел в гости к своей подружке, там они немножко пошумели, а потом прогулка кончилась. Авторы спектакля максимально убирают «культурные помехи», едва обозначая их в игровом ироничном аспекте (так, с помощью мультика мы узнаем в самом начале, что мальчика Петю назвали то ли в честь Петра I, то ли в честь композитора Петра Ильича Чайковского, как хотела бабушка), а то, что в обычной жизни является для нас помехами, белым шумом, авторы спектакля выводят на первый план. Мы учимся слушать город, мы учимся смотреть на него через чистое увеличительное стекло детского сознания.
Естественность такого подхода заложена, конечно, в самом механизме детских ощущений и переживаний мира, их остроте — это остается в памяти потом на долгие годы, когда ты вспоминаешь, как шумно бьют капли весеннего дождя, как по-особенному пахнут клейкие листочки тополя весной или шуршит снег вечером на улице. Большой мир врывается в жизнь ребенка на простых физических основаниях. И именно эти, как у Гришковца, обще-личностные переживания и ложатся в основу тонкой коммуникации между ребенком и театром в этом спектакле.
Спектакль сделан очень просто, лаконично и современно, приемы мультимедийности, когда одновременно действие происходит на сцене и на экране, считываются детьми «на ура». Молодые ведущие (совершенно прекрасные и обаятельные Сергей Якушев, Дарина Одинцова) выскакивают на сцену, на которой стоят длинные столы, заставленные различными предметами — здесь и часы, и кухонная утварь, банки-склянки, молотки. Над сценой — большой экран, на котором транслируется мультфильм. Созданный в технике перекладки, этот мультфильм, в котором в ироничной, свободной ассоциативной манере показаны классические изображения Петербурга и жизнь города, служит основой, на которой зритель под руководством актеров вышивает свой музыкальный узор. Ведущими задана тема: мы озвучиваем мультик. Затем ведущие становятся на время Петей, мамой Пети (Ася Ширшина), папой Пети (Николай Красноперов), кошкой Пети... И начинается со-творчество. Вот артисты вдохновенно изображают раннее утро, когда дом просыпается и начинает жить — с чайниками, миксерами, кошкой, хлопанием дверей — весь этот звуковой хаос, который артисты вдохновенно изображают на сцене, в какой-то момент превращается в симфонию дома. Вот память Пети выдает следующее воспоминание: как они с папой на даче строили скворечник — и пока на экране появляется веселый мир зеленых лесов в Комарово, папа с Петей уже азартно пилят, стучат, выкрикивают «больно!», и мир опять оживает в этом многоголосии производственных шумов, рождая музыку из повседневной жизни. Зрителя учат находить прекрасное в простом, играть в эту игру: два удара молотком по дереву — уже музыка, а если добавить крик «больно!» — то просто песня.
Во время прогулки маленький зритель уже сам участвует в этом шумовом спектакле: под руководством ведущих зал азартно играет в «озвучь ливень» и «озвучь движение машин на Дворцовой в час пик». И вот, с помощью хлопков и постукиваний в ладоши и по коленкам — сначала редких, потом учащенных, — на город, изображенный на экране, обрушивается ливень, текут ручьи по асфальту, потом звук дождя стихает, и уже слышны лишь редкие постукивания капель, а ты сидишь в зале, словно вынырнув из-под настоящего дождя, шум которого только что ворвался в пространство зала.
Лишь ближе к финалу этот прием — рождение музыки из хаоса — начинает повторяться и сбоить, и это сразу чувствуется в зале, внимание детей рассеивается: когда переключение с шума на тишину переходит просто в натиск бесконечных ударных в сцене в пышечной и в сцене игры Пети дома с подружкой. Кажется, прогулка оборвалась внезапно, когда ты еще не насладился этим неторопливым, новым взглядом на привычные вещи.
Неудивительно, что этот внешне достаточно простой, элегантный спектакль оказался столь заметным на тусклом небосклоне театрального Петербурга. Этот спектакль учит смотреть на жизнь как на творчество, учит видеть. Где еще об этом расскажут детям?