«Оптимистическая трагедия»
Пресса «Эдип-царь» Софокла
Автор: Б.а.// Рязанские ведомости.2007.16 мая   

В Рязань довольно часто привозят столичные спектакли, однако по большей части это антрепризы, в которых заняты актеры, прославившиеся в мыльных операх. Благодарный зритель на них валом валит, что понятно: хочется своими глазами увидеть «ту самую Жанну Аркадьевну», а заодно и посмеяться, ибо большинство антреприз — весьма незатейливые комедии.

 

Тем более отрадно увидеть на местной сцене серьёзный спектакль, удостоенный престижных премий. Речь идет об «Эдипе -царе» Санкт-Петербургского театра на Литейном, который был представлен в Рязанском театре кукол на прошлой неделе.

Античная трагедия с кровавым сюжетом — на первый взгляд, как раз то действо, которое должно отпугнуть нынешнего зрителя, любящего что-нибудь попроще и полегче. Однако, оказывается, смотря как ее поставить. Режиссёр Андрей Прикотенко (лауреат Высшей национальной премии «Золотая маска» и премии «Золотой софит» за режиссуру «Эдипа-царя») проявил большую изобретательность, адаптируя знаменитый сюжет к восприятию современников.

 

В начале под разухабистую мелодию конца прошлого века актёры без слов, с помощью мимики и танца, передают краткое содержание пьесы. Главный герой рождается, ему перерезают пуповину, роль которой играет толстый шланг, потом этот же шланг иллюстрирует его новую, кровосмесительную связь с матерью, начавшуюся после того, как он убил отца и женился на его вдове. Грубо? Зато наглядно и доходчиво! Потом Эдип шутовски выкалывает себе глаза, веселая музыка замолкает и начинается собственно трагедия.

 

Надо сказать, многие зрители, особенно юные, сюжета знать не знали, и это вступление помогло им разобраться в перипетиях и воспринять текст Софокла (великий греческий драматург, автор «Эдипа -царя»), Монологи главного героя — правителя, на город которого д наказание за какие-то неведомые пока грехи напала чума, — темпераментно исполняет мускулистый красавец Игорь Ботвин (кстати, тоже почтивший своим участием один из сериалов).

 

Роли разыгрывают всего три актера: уже упомянутый Ботвин, Тарас Бибич и Елена Немзер. Особенно много ликов досталось Би6ичу: он у Прикотенко и прорицатель Тиресий, и гонец из Коринфа, и старик-пастух, единственный, кто знает ужасную правду, и даже жертвенный барашек, которого закалывает Иокаста, мать и жена Эдипа в исполнении Елены Немзер.

Отдельно стоит отметить стенографию: камни и лежат на сцене, в центре которой находится жертвенник, и висят на верёвках (в моменты, когда открывается очередная порция правды, угрожающе дергаются). Всему тут найдено применение, и все находится на своих местах: ружьё, как и положено, стреляет — камни обрушиваются на голову прогневавшего богов фиванского царя Эдипа, как те кирпичи, которые, по Булгакову, никогда и никому просто так на голову не падают.

 

Актеры, разыгрывающие трагедию, не только страдают, но и шутят, иронизируют над собой и над ситуацией, просто озорничают. Ирония выражается и в условной передаче атмосферы греческий античности: Тиресий выкатывается на сцену в бочке, как знаменитый Диоген, гонец из Коринфа появляется с колонной коринфского ордера на спине и так далее. Однако несмотря на всё ерничанье трагический накал крепим и к концу пьесы достигает, апогея. Эдип узнает всё: как и предсказал дельфийский оракул, сам того не ведая, царь убил своего отца, женился на собственной матери и стал братом своим детям. Именно за это Фивы гибнут от чумы.

 

Трагическая развязка в спектакле скомкана: хор быстро исполняет куплеты о том, как Иокаста повесилась, а Эдип выколол себе глаза, затем главный герой некоторое время ходит по сцене с окровавленными глазницами. В общем, катарсис (очищение страданием) совершается, и как символ очищения на мать, к груди которой припал сын, проливается небесный свет.

 

Рязанские зрители аплодировали актерам стоя и долго их не отпускали.

После спектакля, который производит впечатление, всегда хочется поразмышлять над увиденным. Итак, трагедия «Эдип-царь» пережила тысячелетия, ее продолжают ставить в театрах, на этот мифологический сюжет снимают кинофильмы. Неужели дело в пресловутом
«эдиповом комплексе», открытом Фрейдом? Конечно, не только в нем. Софокл, а вместе с ним и бесчисленные постановщики его трагедии, задает извечный вопрос: кто вершит судьбу человека — он сам или кто-то свыше? Боги предрекли Эдипу, что он убьет своего отца и женится на своей матери. Он нашел, как ему казалось, верное решение: ушел из родного дома. Но Эдип, увы, не понял главного: ему определили лишь общие рамки судьбы, указали ее направление, одну из возможных версий будущей реальности. Все остальное зависело только от него самого.

 

Своим пророчеством боги Олимпа указали Эдипу, что он способен убить отца и жениться на матери, и именно поэтому он должен быть постоянно начеку, не давая вырваться тем бесам, которые в нем заключены. Но Эдип принял всё буквально и поэтому плохо кончил. Только в последний момент он понимает, каким слепцом был, и выкалывает себе глаза.