«В литейной части» — часть 2
Пресса Пресса о театре
Автор: Горфункель Е.//Театр. 2005. №2. С. 86-95.   

В эти годы бремя областного-обслуживающего уже скинуто, театр вошёл в число творческих по закону, а Тростянецкий продолжал ломать пространство. В «Скупом» растянул сцену вдоль рампы, в «Короле Лире» выдвинул подмостки далеко в зал, и сцена и  возвысилась над ним. Партер сократился, что по ясным в начале 90-х годов причинам, было правильно: театр спросом не пользовался (тогда ещё сохранялся балкон, совершенно лишний и позднее ликвидированный при Гетмане, старшем ли, или младшем, Антоне, который был одно кс время директором). Сам же спектакль, шекспировская трагедия и в то же время узкий подтекст. Тростянецкий продолжал пересматривать театральные ценности, он и свою режиссуру заставлял этому служить.

Главную роль исполнял Игорь Олегович Горбачёв, народный артист СССР, Герой.. и прочее. В образе трагического короля Тростянецкого интересовала судьба карьериста от искусства. Поэтому трагедия выглядела во многом анекдотично. На троне Лир сидел в дорогой тройке художественного руководителя Театра драмы имени Пушкина со - звездой Героя на лацкане, за - плечами раскинулась алая королевская мантия. Несмотря на актерские попадания (особенно Ольги Самошиной - Гонерильи и Елены Ложкиной — Шута), спектакль вылился в пародию, широкому зрителю не слишком понятную. Горбачев в это время уже вышел в отставку, вернее, его «попросили», тайное стало явным и даже устарело. Тростянецкий хотел руками самого Горбачёва наказать подлость (лучшая роль молодого Горбачёва — Саша Ведерников в пьесе «Годы странствий», которая по первоначальному замыслу Арбузова называлась «Подлец»). История получалась не королевская и не  лировская. Понимал ли Горбачёв, что его «выставили»? Он делал  вид, что не понимал, что уступил режиссёрским исканиям. Во всяком случае, актёр не сдался, чем, конечно же, замыслу навредил. Горбачев на троне сидел нераскаянным. Притворялся в трагических муках. Но не победа Горбачёва была причиной ухода Тростянецкого из театра. Даже такая весёлая актуальность, в которую он бросился, была интересна. Напоследок он обратился к жестокой сказочной поэзии — поставил «Ворона» Гоцци, в котором всех переиграли изумительные по вкусу и яркости краски сценографа Владимира Фирера. Увы, Тростянецкий ушёл. И всё же его четыре года составили важную и ценную эпоху Театра на Литейном, и это не биографическое клише. Вместе с ним уходило время главных режиссёров. Не взяли не только Литейную, но и другие крепости Евгений Шифферс, Вадим Голиков, Ефим Падве. Так что Тростянецкий был последним из могикан.

 

В середине 90-х годов Театр Литейной части в который раз на спаде, хотя траффик уже задан обстоятельствами времени. Как ни жаль расставаться со счастьем, оно проходит. Как ни хотелось  повторить какие-то годы и эпохи - они заканчиваются. Ушёл не только Геннадий Тростянецкий. По всей стране в театрах появились новые хозяева, засучили рукава и стали налаживать брошенное хозяйство. Не режиссёры  Хорошая ли, плохая ли диктатура  - все равно она смысла теперь не имела. Такая революция (потери в театре оказались огромными, невосполнимыми до сих пор и до конца не осознанными) оправдывалась только теми, кто на себя брал ответственность. В каждом отдельном случае - конкретным человеком с его опытом, вкусом, целями. Вместо художественного руководителя и главного режиссёра должен был образоваться главный руководитель. Что сулил театр-антреприза с коммерческими приоритетами и отказом от творческого согласия, от единого художественного авторитета?

На эти роковые вопросы истории отвечает сегодня Театр на Литейном, как и многие другие театры Петербурга и страны.

 

Александр Гетман, появившийся здесь в 1997 году в качестве художественного руководителя,  конечно же, не посторонний. Он давно был и жил в театре и театрах, перебывал актёром, драматургом, завлитом. Он из прошлого века, то есть «наш». Он связан практически со многими действующими лицами Театра на Литейном из нашего рассказа. Но свою исторически новую роль исполняет в дух